9:00 — 19:00
Каталог

Буревестники. Революции в России и флот

Артикул: 00204255
В наличии
Автор: Кардашев Ю.П.
Издательство: Молодая Гвардия (все книги издательства)
Место издания: Москва
Год: 1987
Формат: 84x108/32
Переплет: Твердый переплет
Страниц: 303
500 v
-
+
С этим товаром покупают

Книга о славном революционном пути, пройденном русским флотом с 1905 по 1917 год, написана на основе широкого исторического материала, малоизвестных фактов о восстаниях на кораблях и в частях флота, судебном преследовании их участников, пребывании моряков на каторге, в ссылке и эмиграции. Иллюстрирована редкими фотографиями, рассчитана на массового читателя.

Введение
В 1900 году со стапелей Невского адмиралтейства в Петербурге и судостроительного завода в Николаеве были спущены на воду крейсер "Аврора" и эскадренный броненосец "Князь Потемкин-Таврический". Под гром артиллерийских салютов и крики "ура!" они с шумом врезались в воду: "Аврора" - в холодные весенние потоки Невы, "Потемкин" - в спокойный по-осеннему теплый Ингул. В столице на торжествах присутствовали Николай II и окружавшая его свита: великосветская знать, послы, военные атташе, адмиралы морского ведомства и Балтийского флота. В Николаеве рядом с командующим Черноморским флотом С. Тыртовым находились командир Николаевского порта и многочисленные морские офицеры. Над крейсером взвился желто-черный царский штандарт, над броненосцем - бело-синий адмиральский флаг.
Присутствовавшие на этих церемониях не могли и подумать, что они являются очевидцами рождения кораблей, которым будет суждено оставить замечательный след в истории нашего Отечества. "Потемкин" первым на флоте поднимет красный флаг восстания против царизма, "Аврора" выстрелом из пушки возвестит начало новой эры в истории человечества.
Неумолимый отсчет времени до этих событий начался. Пока же корпуса кораблей тихо покачивались на воде, впереди предстояли большие работы по их достройке и испытаниям... В том же 1900 году на воду были спущены броненосцы "Победа", "Ретвизан", крейсера "Аскольд", "Баян", "Новик", миноносцы "Альбатрос", "Форель". Россия быстрыми темпами наращивала свой военный флот.
В конце XIX - начале XX столетий крупнейшие капиталистические страны охватила "броненосная лихорадка". Борьба за экономический и политический передел мира, за колонии и сферы влияния, которые нередко были удалены от метрополий на сотни, а иногда и тысячи километров, требовала иметь на вооружении боевые корабли, обладающие высокой скоростью хода, большой дальностью плавания и мощной артиллерией. Соперничество развернулось главным образом между Германией, Англией, Японией и Россией. К гонке морских вооружений подключились также Франция, Италия и другие страны.
Линейные корабли, броненосцы, крейсера сходили со стапелей непрерывным потоком. В 1898 году в Германии был принят специальный "Закон о флоте", предусматривавший резкое увеличение строительства кораблей. "Владычица морей", стремясь не допустить превосходства германского флота над английским, в ответ на каждый новый немецкий корабль стала закладывать два. Значительную активность в строительстве флота проявлял японский милитаризм. Стремилась не отставать от своих возможных противников и царская Россия. К началу XX века она стала обладательницей крупного военно-морского флота. В 1895 году в его состав входило 339 боевых и вспомогательных судов, в 1902 году их стало уже 440, а к 1907 году флот увеличился до 510 кораблей. Быстро росла и численность личного состава флота. В 1905 году ока составляла 87 тысяч матросов, а к началу 1917. года - около 145 тысяч.
Поступавшие на вооружение корабли имели сложную по тому времени боевую технику и требовали более подготовленного Личного состава. Основными флотскими специальностями стали: машинист, кочегар, комендор (артиллерист), минер, гальванер. Экипажи кораблей все более укомплектовывались выходцами из рабочего класса.
Условия флотской службы способствовали сплочению матросов. В. И. Ленин, по свидетельству В. Д. Бонч-Бруевича, говорил: "Моряки на кораблях - это рабочие на фабриках и заводах. Они твердо спаяны со своим "производством", они живут тут же, на этих своеобразных плавучих заводах, среди них много рабочих; машины их объединяют, сплачивают; они, как пролетарии, чутко понимают друг друга; жизнь у них общая; они сливаются в одну массу, чувствуют общий гнет царской военщины и более, чем кто-либо из военных, приспособлены к восприятию нашей пропаганды и агитации". Значительный пролетарский слой среди матросов открывал перспективу сделать флот одной из решающих сил в революционной борьбе.
Русский флот вписал немало ярких страниц в историю России. Ее славу и гордость составляют морские победы отечественного флота, выдающиеся географические открытия и исследования русских моряков. Среди них было немало талантливых флотоводцев, ученых, изобретателей, конструкторов. Но уже в начале XX века именно морское министерство являлось одним из наиболее консервативных и окостенелых ведомств самодержавной России. Еще с середины XVIII столетия царская династия прочно захватила бразды правления флотом в свои руки. Первым главой морского ведомства был пятилетний Павел I, затем флотом правили ни за что не отвечавшие "шефы русского флота" - великие князья. Последний из них - Алексей Александрович, которого в морской среде называли "семь пудов августейшего мяса", лишь номинально числился главным начальником флота и морского ведомства. Его 24-летняя "деятельность" на этом посту, отличавшаяся бесхозяйственными затратами государственных средств, завершилась постройкой разнотипных броненосцев и крейсеров, совместное боевое использование которых было практически невозможно.
200 лет Морской кадетский корпус выпускал из своих стен "белую кость" - морских офицеров. Все они, как правило, были выходцами из высших слоев общества. При приеме в это привилегированное училище предпочтение отдавалось отпрыскам так называемых "морских фамилий", в которых служба на флоте была потомственной. Накануне первой мировой войны 93 процента поступавших в Морской кадетский корпус составляли дворяне. Значительная часть морских офицеров была настроена реакционно, считая себя военной элитой и опорой трона.
Глубокая пропасть зияла между офицерами и матросами. Оскорбления, грубость, унижения "нижних чинов", как тогда называли матросов и солдат, были рядовым явлением. Один из царских генералов поучал своих офицеров: "Офицер, то есть вооруженный представитель высшего класса, должен помнить, что никакие поблажки к нижним чинам допускаться не должны. Стоя перед солдатом, забывай, что он - человек. Солдат есть солдат, вооруженная сила, но сила покорная, несознательная, слепая. Сознание солдату так же нужно, как лошади шелковые чулки. Офицер должен раз и навсегда принять к сведению, что солдат есть мужик, животное, обладающее даром слова, и только" 2.
К работе с "матюхами" - так пренебрежительно офицеры называли призывников - приступали сразу же, как только молодые матросы попадали в морские казармы. Большое внимание уделялось их идейной обработке. Матросам прежде всего объясняли, кто такой "внутренний враг", то есть революционеры: "Враг внутренний - это домашний, подлый, низкий враг, это шайка мятежников, бунтовщиков, негодяев, забывших бога, потерявших совесть; это люди, которым мирное и счастливое житье ближних ненавистно... Каждый из нас, русских, должен употреблять все усилия к искоренению, к истреблению этих врагов". Священники учили матросов послушанию, покорности и смирению. После изнурительной четырехмесячной строевой подготовки, заучивания титулов "особ императорской фамилии", дней их рождения, должностей и званий ближайших начальников новобранцев - вчерашних крестьян и рабочих распределяли по флотским экипажам и кораблям. Начиналась их семилетняя "царева служба".
На кораблях бытовали брань, зуботычины, унизительные наказания. Флотские офицеры, как правило, осуждали в своей среде рукоприкладство, но нередко предоставляли это "право" сверхсрочникам - фельдфебелям, боцманам, кондукторам. Кряжистый, с огромными кулаками, темно-коричневым от загара лицом, седыми усами и белой стриженной "под кочан" головой - таков типичный облик старого флотского служаки, хорошо знавшего, что ничто так быстро не воспитывает нерасторопного матроса, как "боцманская ласка". Какая-нибудь мелочь: секундное промедление, нечищенные сапоги, не к месту сказанное неуставное слово вместо "слушаюсь" и "так точно" вызывали у него однозначную реакцию - матрос получал удар по лицу и не смел жаловаться.
Сверхсрочники занимали особое положение в царском флоте. Они получали хорошее денежное содержание, пользовались различными льготами. Подбирали их в основном из числа зажиточных крестьян и кулаков. Многие сверхсрочники придерживались реакционных взглядов. Из них вербовались провокаторы, осведомители и агенты царской охранки.
Неудовлетворительно было организовано питание матросов. Согласно "Нормальной табели количества провизионных продуктов, входящих в состав порции одного человека в день" матросу полагалось свежее мясо, гречневая или овсяная крупа, масло, зелень, хлеб и т. д. По этой же "табели" разрешалось мясо заменять солониной, хлеб - сухарями, зелень - квашеной капустой, чем на практике пользовались излишне широко. Однако и после замен далеко не все доходило до матросского котла. К деньгам, выдаваемым для питания матросов, прикладывали руку сверхсрочники, заведовавшие приобретением провизии, офицеры-интенданты (ревизоры) и даже командиры кораблей. Исправно выдавалась лишь водка: 100 граммов в обед и 50 граммов в ужин.
Помещения флотских экипажей, в которых размещались матросы, не отвечали элементарным санитарным условиям. В отчете морскому ведомству за 1904 год начальник штаба Черноморского флота адмирал М.Данилевский вынужден был написать о казармах 29-го флотского экипажа: "Казармы имеют керосиновое освещение. Столовая вмещает 15 столов без скамеек при них. За столами вмещается не более 300 человек, и то стоя. Прачечной при экипажах нет...". Не лучшим было положение матросов на кораблях, где кубрики нередко отсутствовали вообще. Матросы подвешивали свои парусиновые койки на крючьях где придется: на боевых постах, в коридорах или ложились спать прямо на полу.
Во время увольнений на берег и отпусков матросам не разрешалось посещать театры, ездить на поездах в вагонах 1-го и 2-го классов, сидеть в трамвае, ходить с женщиной под руку. В Петербурге "нижним чинам" запрещалось появляться на Невском проспекте, Большой Морской улице, Дворцовой и Адмиралтейской набережных, в Таврическом, Александровском и Летнем садах, в Севастополе - на Приморском и Мичманском бульварах, во Владивостоке - на Светлановской улице и т. д. Флотским командованием поощрялось посещение матросами кабаков и домов терпимости на окраинах портовых городов. Закон запрещал матросам жениться в течение всего периода службы.
"Казарма в России была сплошь да рядом хуже всякой тюрьмы, - писал В. И. Ленин,- нигде так не давили и не угнетали личности, как в казарме; нигде не процветали в такой степени истязания, побои, надругательство над человеком".
В 1904 году началась русско-японская война. Русский флот понес в ней тяжелые потери. В ночь на 27 января 1904 года, за день до официального объявления войны, японские миноносцы внезапной атакой вывели из строя стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура броненосцы "Ретвизан", "Цесаревич" и крейсер "Паллада". В тот же день в корейском порту Чемульпо крейсер "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" вступили в неравный бой с японской эскадрой. После героического сопротивления русские корабли были уничтожены своими командами. Ослабив морские силы России на Дальнем Востоке, японское командование начало перебрасывать морем свои сухопутные части на материк. В январе 1905 года после восьмимесячной осады пал Порт-Артур, и стоявшие в его гавани корабли Тихоокеанской эскадры пришлось затопить.
Последней ставкой царского правительства в войне были сформированные из кораблей Балтийского флота вторая и третья Тихоокеанские эскадры. Их направляли на Дальний Восток с целью добиться господства на море и прервать снабжение японской армии в Корее и Маньчжурии. Эскадры спешно собирали "с бору по сосенке", в их состав входили разнотипные суда, в том числе и "старые сундуки". "Великая армада, - писал В. И. Ленин, - такая же громадная, такая же громоздкая, нелепая, бессильная, чудовищная, как вся Российская империя, - двинулась в путь..."
220 дней длился этот беспримерный в военной истории поход. Оставив за кормой 18 тысяч миль, корабли с ходу вступили в бой. Два дня в Цусимском проливе гремели артиллерийские орудия, разрывались торпеды, полыхали пожары на кораблях. Русские моряки проявляли чудеса героизма, но их участь была предрешена, слишком неравными были силы. Сражение выявило низкую живучесть кораблей царского флота, слабость их артиллерийского вооружения, а главное, неумение царских адмиралов обеспечить необходимое управление эскадрой в ходе боя.
Разгром русских эскадр был полным. Только крейсеру "Алмаз" и двум миноносцам удалось прорваться к Владивостоку, остальные корабли были потоплены, сдались в плен или интернировались в нейтральных портах. Несколько тысяч русских моряков нашли свою могилу в Цусимском проливе. Поражение на море решило исход всей войны. "Русский военный флот окончательно уничтожен,- писал В. И. Ленин.- Война проиграна бесповоротно... Перед нами не только военное поражение, а полный военный крах самодержавия".
В январе 1905 года в статье "Падение Порт-Артур а" Владимир Ильич указывал, что "не русский народ, а самодержавие пришло к позорному поражению. Русский народ выиграл от поражения самодержавия. Капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма"8. Эти слова В. И. Ленина оказались пророческими. В том же месяце 1905 года в стране началась первая российская революция.
Вслед за революционными выступлениями пролетариата начались волнения и на флоте. Уже в январе 1905 года они произошли на стоявших в Либаве броненосце береговой обороны "Генерал-адмирал Апраксин" и крейсере "Владимир Мономах". Еще ранее, в ноябре 1904 года, вспыхнуло крупное выступление матросов в Севастополе. Поводом для него послужил отказ командования Черноморского флота отрегулировать порядок увольнения матросов из флотских экипажей в город. Возмущенные матросы разгромили часть казарм, здание военно-морского суда, офицерские флигеля. Для подавления волнений власти применили оружие.
Правительство пыталось скрыть это первое крупное выступление на флоте и квалифицировало его как "бунт". В действительности же ноябрьские события в Севастополе были одним из предвестников массового революционного движения на царском флоте. "Из предварительного дознания выясняется, - докладывал в Петербург командующий Черноморским флотом адмирал Г. Чухнин, - что беспорядки в казармах имеют серьезный характер. Были подготовлены. Принимало участие несколько тысяч. Можно опасаться при подстрекательстве революционной партии в худшем виде"9.
С конца 1904 года революционное движение на Черноморском флоте получило особенный размах. При Севастопольском комитете РСДРП был образован руководящий центр социал-демократической военной организации, так называемая матросская "Централка", в состав которой вошли матросы-большевики Г. Ваку-ленчук, А. Волошин, А. Петров, И. Черный, И. Яхнов-ский и другие. С ее образованием работа социал-демократов на флоте значительно расширилась, руководители "Централки" установили связи с партийными группами на кораблях и в береговых частях Севастополя, с местными организациями Николаева и Одессы. В условиях революционного подъема "Централка" развернула работу по подготовке всеобщего восстания Черноморского флота. Как доносило местное охранное отделение в департамент полиции, на кораблях почти открыто говорили о необходимости вооруженного выступления. Революционным матросам казалось, что они должны выступить инициаторами восстания в стране, что "русская революция непременно должна начаться на море".
У матросов были далеко идущие планы. Член "Централки" матрос А. Петров писал: "...Надо, чтобы восстание сразу охватило широкий район. А где же такой широкий район, как не у нас на Черном море? Кто, как не мы, матросы, начав революцию в Севастополе, можем перебросить ее сразу на Кавказ, с Кавказа в Одессу, в Николаев? Кто, как не мы, можем сразу заставить войска принять участие в революции? Что они примут участие, мы в этом не сомневаемся..." 10
Атмосфера в Севастополе с каждым днем накалялась. Начало революции в стране, массовые стачки, переходящие в вооруженные столкновения рабочих с войсками, крестьянские восстания все более революционизировали матросов. На флоте неудержимо развивался процесс революционного пробуждения масс, который все шире и шире охватывал Россию. Решения III съезда РСДРП (апрель 1905 года) о вооруженном восстании полностью отвечали намерениям передовой части матросов Черноморского флота. Весной - летом 1905 года "Централка" приступила к непосредственной подготовке восстания, которое: предполагалось начать с выходом эскадры в море."
За два дня до выхода черноморской эскадры на маневры - 10 июня 1905 года под Севастополем состоялась сходка Матросов.
Представители кораблей утвердили план восстания. Выступление планировалось начать в Тендровском заливе, сигнал к нему должны были дать матросы флагманского броненосца "Ростислав". Предполагалось, что по выстрелу из орудий этого корабля в обеденное время матросы ворвутся в кают-компании, где в этот час собирались офицеры, и арестуют их. Восставшие корабли снимутся с якорей и пойдут на захват Севастополя...
Но план всеобщего выступления Черноморского флота был нарушен непредвиденными стихийными событиями на броненосце "Потемкин"

Содержание

ПРОЛОГ
ПЕРВЫЙ НАТИСК БУРИ
«ОН БУДЕТ ПАМЯТЕН В РУССКОЙ ИСТОРИИ»
Драконов — за борт!
В Одессе
«Немой бой»
Корабль-скиталец
«ВОЙСКО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕЙТРАЛЬНЫМ»
В октябрьские дни
Севастопольский пожар
Расправа
На океанских просторах
В ОГНЕ ВОССТАНИИ
Мятежные острова
«Мы сделали все, что могли»
Балтийский «Потемкин»
УРОКИ
МЕЖДУ ДВУМЯ РЕВОЛЮЦИЯМИ
НАСТУПЛЕНИЕ РЕАКЦИИ
Адски трудные годы
В эмиграции и подполье
«НАСТРОЕНИЕ У МАТРОСОВ БОЕВОЕ»
Новый подъем
Война — войне!
НА ПУТИ К ОКТЯБРЮ
ВЕРНЫЙ ДЕЛУ РЕВОЛЮЦИИ
Над флотом красный флаг
Контрреволюция не пройдет
НА ШТУРМ!
ЭПИЛОГ
Приложение. Хроника революционного движения
на флоте (1905—1917 гг.)
Примечания

Здесь Вы можете оставить свой отзыв

Что бы оставить отзыв на товар Вам необходимо войти или зарегистрироваться