Каталог

Лорд Джим. Романы

Артикул: 00800092
в желания В наличии
Автор: Конрад Д.
Издательство: Вече (все книги издательства)
Место издания: Москва
Серия: Морской авантюрный роман (Все книги серии)
ISBN: 978-5-9533-2637-7
Год: 2007
Формат: 84x108/32
Переплет: Твердый переплет
Страниц: 416
Вес: 380 г
370 v
-
+
С этим товаром покупают
Скачать/полистать/читать on-line

Пароход "Патна" везет паломников в Мекку. Разыгрывается непогода, и члены команды, среди которых был и первый помощник капитана Джим, поддавшись панике, решают тайком покинуть судно, оставив пассажиров на произвол судьбы. Однако паломники не погибли, и бросивший их экипаж ждет суд. Джима лишают морской лицензии, и он вынужден перебраться в глухое поселение на одном из Индонезийских островов.
Тайский пароход "Тянь-Шань" попадает в тайфун. Мак-Вир, капитан судна, отказывается поменять курс и решает противостоять стихии до конца.
Джозеф Конрад, 1857-1924 (настоящее имя писателя Теодор Юзеф Конрад Коженевский) родился в Бердичеве. В семнадцать лет отправился служить во французский торговый флот, затем перешел на английское судно, выучил язык и дослужился до чина капитана дальнего плавания. Роман "Лорд Джим" признан критиками лучшим произведением автора.
Введение
Когда этот роман впервые вышел отдельной книгой, стали поговаривать о том, что я переступил границу мною задуманного. Некоторые критики утверждали, будто произведение, начатое как новелла, ускользнуло из-под контроля автора. Один или двое считали это очевидным и как будто этим забавлялись. Они заявляли; повествовательная форма имеет свои законы, и утверждали, что ни один человек не может говорить так долго, а остальные не могут долго слушать. Это, по их мнению, маловероятно.
Поразмыслив в течение приблизительно шестнадцати лет, я не так уже в этом уверен. Известно, что люди - как под тропиками, тан и в умеренном климате - просиживали полночи, "рассказывая друг другу сказки". Здесь мы имеем лишь одну сказку, но рассказчик говорил с перерывами, дававшими некоторое облегчение; что же касается выносливости слушателей, то следует принять постулат: история была интересна. Это необходимая предпосылка. Если бы я не верил в то, что она интересна, - я бы никогда не начал ее писать. Что же касается физической выносливости, все мы знаем - иные речи в парламенте произносились в течение шести, а не трех часов, тогда как ту часть книги, в какой дан рассказ Марлоу, можно прочесть вслух меньше чем за три часа. Кроме того, хотя я выключил все незначительные детали, мы можем предположить, что в тот вечер
подавались прохладительные напитки - стакан минеральной воды или что-нибудь в этом роде, - помогавшие рассказчику продолжать повествование.
Сознаюсь, я задумал написать рассказ, посвященный эпизоду с паломническим судном, - и только. Такова была концепция. Написав несколько страниц, я остался чем-то недоволен и отложил на время исписанные листы, не вынимая их из ящика до тех пор, пока покойный мистер Уильям Блэквуд не намекнул мне что пора снова что-нибудь дать в его журнал.
Тогда только я понял, что, отталкиваясь от эпизода с паломническим судном, можно развернуть широкую повесть. А также мне пришло в голову, что этот эпизод может придать "чувству бытия" колорит простой и яркий. Но все подобные настроения и побуждения были в то время довольно туманны и не кажутся мне яснее теперь, по истечении стольких лет.
Те немногие страницы, которые я отложил в сторону, до известной степени повлияли на выбор темы. Но весь эпизод я умышленно переделал заново. Принимаясь за работу, я знал - книга выйдет длинная, хотя и не предвидел, что она растянется на тринадцать номеров журнала.
Иногда мне задавали вопрос, не люблю ли я эту книгу больше всех остальных, мной написанных. Я - великий враг фаворитизма и в общественной жизни и в частной, и даже в тех случаях, когда речь заходит об отношении автора к своим произведениям. Принципиально я не хочу иметь фаворитов; однако не буду утверждать, будто чувствую неудовольствие и досаду, зная, что иные оказывают предпочтение моему Лорду Джиму. Не буду даже говорить, что "я отказываюсь понять". Нет! Но однажды случилось так, что я был удивлен и сбит с толку.
Один из моих друзей вернулся из Италии, где беседовал с дамой, которой эта книга не нравилась. Об этом я пожалел, конечно, но удивило меня основание такой неприязни. "Вы знаете, - сказала она, - все это так болезненно".
Приговор заставил меня провести час в тревожных размышлениях. Наконец я пришел к тому заключению, что эта дама ни в коем случае не была итальянкой, хотя я допускаю, что тема до известной степени чужда нормально восприимчивым женщинам. Я сомневаюсь даже в том, была ли она жительницей континента. Во всяком случае, ни один человек, в чьих жилах течет романская кровь, не усмотрел бы ничего болезненного в той остроте, с какой человек реагирует на потерю чести. Подобная реакция либо ошибочна, либо правильна; быть может, ее осудят как искусственную, - и, возможно, мой Джим - тип, встречающийся нечасто. Но могу заверить своих читателей, что он не является плодом холодного извращенного мышления. И он - не дитя Северных Туманов. Солнечным утром, в повседневной обстановке одного из рейдов на Восток видел я, как Джим прошел мимо __ умоляющий, выразительный, в тени облака, безмолвный. Таким он и должен быть. И мне подобало со всем сочувствием, на какое я был способен, найти нужные слова, чтобы о нем рассказать. Он был одним из нас.

Здесь Вы можете оставить свой отзыв

Чтобы оставить отзыв на товар Вам необходимо войти или зарегистрироваться