Каталог

Бой и гибель славного "Рюрика"

Артикул: 00202037
в желания В наличии
Автор: Тагеев Б.Л.
Издательство: ЛеКо (все книги издательства)
Место издания: СПб
Серия: Русско-японская война (Все книги серии)
ISBN: 5-902236-33-6
Год: 2010
Переплет: Мягкая обложка
Страниц: 64
198 v
-
+
С этим товаром покупают
Скачать/полистать/читать on-line

Книга участника Русско-японской войны, повествующая об одной из самых героических страниц истории отечественного флота - бое и гибели крейсера "Рюрик".
Написана на основе воспоминаний офицеров крейсера.
Для широкого круга читателей, интересующихся военно-морской историей.

Автор предлагаемой вниманию читателей книги - Борис Леонидович Тагеев - был человеком чрезвычайно интересным.
Его дед, Бакирибн-Мухаммад Тахки, появившийся на свет в 1811 году, по преданию был сыном персидского шаха от одной из многочисленных жен. Оказавшись в России, он принял православие, став Борисом Григорьевичем Тагеевым, обзавелся многочисленной семьей и до своей смерти от холеры в 1854 году жил в Петербурге.
Сам Борис Леонидович родился в столице 30 ноября 1871 года. Многое в его жизни осталось загадкой даже для его биографа В.В.Абрамова, посвятившего сбору материалов около десяти лет (см.: Абрамов В.В. Б.Л.Тагеев - писатель, путешественник, разведчик (из семейной хроники)//Из глубины времен. Вып. 13. СПб., 2005. С. 137-282). В одной из своих книг Б.Л.Тагеев писал, что он учился в Морском училище, но незадолго до производства в офицеры был изгнан за участие в дуэли в качестве секунданта. Между тем подтверждений этому в материалах РГАВМФ найти не удалось. С 1887 года его семья жила в Новом Маргелане (ныне Фергана), где отец служил членом областного суда. Полученное там знание Туркестана, помноженное на несомненный талант наблюдателя и рассказчика, дало возможность быстро (с 1894 года) начать печататься в столичных журналах "Нива", "Разведчик" и "Всемирная иллюстрация".
Первое время основной темой его творчества было описание Памирских экспедиций, в одной из которых (в 1892 году) молодой человек участвовал в качестве вольноопределяющегося. С этого времени и начался его путь военного корреспондента.
В 1896 году он выбрал себе псевдоним "Рустам-Бек", которым пользовался не одно десятилетие.
География поездок была велика - то в январе 1897 года он под Варшавой читает лекцию офицерам-драгунам о Памире, то весной того же года присутствует на Греко-турецкой войне, то совершает большое нелегальное путешествие по Афганистану; в 1898 году он снова в Петербурге, где его имя появляется на страницах "Исторического вестника". А 12 октября 1901 года Б.Л.Тагеев в Петербурге выступает с лекцией об Афганистане и его армии, на которой присутствуют профессора Академии Главного штаба! Кстати, его оценки афганцев как прирожденных солдат-партизан оказались очень точными...
В 1900 году журналистская судьба забросила Б.Л.Тагеева в Китай, где в ходе подавления Боксерского восстания он участвовал во взятии Пекина. В 1901 - 1902 годах он редактировал "Альманах Армии" и "Альманах Армии и Флота", начал издавать свои художественные рассказы и повести, а осенью 1903 года вместе с отрядом болгарских добровольцев отправился в Македонию для участия в народной борьбе с турками. К сожалению, репортажи Тагеева об этих событиях не были опубликованы полностью: то ли их отклонила цензура, то ли все заслонила начавшаяся в январе 1904 года Русско-японская война.
В марте 1904 года Б.Л.Тагеев в качестве корреспондента направился в Маньчжурию. Позже он описывал, как 1 июня был ранен в ногу во время конной атаки поя Вафангоу. После выздоровления, по распоряжению наместника на Дальнем Востоке Е.И.Ачексеева,Б.Л.Тагеев 20 июня на миноносце "Лейтенант Бураков" из Инкоу отправился в Порт-Артур. О его пребывании в осажденной крепости известно очень мате, но сохранился ряд статей, опубликованных в газете "Новый край". 7 июля 1904 года Борис Леонидович отплыл в Чифу на китайской джонке, которая на следующее утро была остановлена японским миноносцем. Потянулись долгие месяцы плена...
В лагере близ города Мацуяма содержалось немало морских офицеров, туда же попали и спасенные после гибели "Рюрика". Б.Л.Тагеев завязал хорошие отношения с лейтенантом К.П. Ивановым 13-м, мичманом К.Г. Шиллингом и другими.
Записи бесед с ними и легли в основу книги "Гибель славного "Рюрика"", изданной в 1906 году в Харбине с помощью редактора газеты "Новый край" полковника П.А.Артемьева.
Как известно, с согласия японцев среди пленных велась активная революционная пропаганда, причем одним из главныхдействующих лиц был "доктор Руссель" - революционер-народник Николай Константинович Судзиловский (1850-1930). Известно, что Б.Л.Тагеев общался с Русселем, причем по некоторым данным принимал участие в агитации. В показаниях, данных НКВД в октябре 1937 года, Борис Леонидович утверждал, что он был организатором кружка из молодых офицеров (в числе которых назвал трех "рюриковцев" - лейтенанта К.П. Иванова 13-го, мичмана К.Г. Шиллинга и фельдшера П.К. Крузмана); о существовании офицерского кружка упоминал и Руссель. Судя по всему, кружок действительно существовал, но занимался преимущественно самообразованием и критикой существовавшей в России системы.
По заключении мира Б.Л.Тагеев спешно, на свои средства, выехал в Россию. 5 ноября он прибыл во Владивосток, через четыре дня уже выехал в Петербург, но...
Первая русская революция дошла уже и до Дальнего Востока. Поезда застревали в хаосе всеобщей стачки. И Б.Л.Тагеев, застигнутый этими событиями в Харбине, остался там на полгода. Последовали новые газетные статьи, в том числе разоблачающие злоупотребления военных интендантов. Общий тон этих публикаций не мог не вызывать раздражения военных властей, к тому же на Б.Л.Тагеева существовал донос двух нижних чинов, свидетельствовавших, что в Японии он занимался антиправительственной пропагандой. Последовал арест, из-под которого БЛ.Тагеев бежал, после чего с помощью писателя и инженера Н.Е.Гарина-Михайловского добрался до Владивостока и отплыл в Японию. В эмиграции Б.Л.Тагеев сперва жил в Нагасаки, затем в Гонконге, перебиваясь заметками в эсеровской газете "Воля", а позднее активно сотрудничая с англоязычными изданиями.
Несколько лет он прожил на юге Франции и в Швейцарии, издав под обычным псевдонимом Рустам-Бек в Ницце на свои средства две хлесткие книги: "Панама Русского флота (до войны, на войне, после войны)" (1908) и "Корень зла (Царские опричники на Дальнем Востоке)" (1909); одновременно на родине печатались его детские книги о путешествиях. Напомним, что слово "панама" стало нарицательным понятием, обозначающим авантюру, после грандиозного скандала, связанного со строительством Панамского канала.
Последние полтора года перед началом Первой мировой войны БЛ.Тагеев провел в Англии, а также в разъездах по Европе. Он попробовал себя на поприще коммивояжера, предпринимал попытки издать большую рукопись с описанием обороны Порт-Артура. В годы войны являлся военным обозревателем в газете "Дейли Экспресс", написал и издал на английском две книги - о русской армии и русской авиации, продолжал коммерческую деятельность.
Несомненно, БЛ.Тагеев положительно отнесся к революционным событиям 1917 года, радуясь свержению строя, обладавшего столь явно видимыми недостатками. Находясь слишком далеко от событий, он, несомненно, испытывал определенные иллюзии, считая, победу большевиков торжеством демократии и справедливости. В своих статьях он доказывал обреченность интервенции союзников. Поработав в 1919-1921 годах в Америке корреспондентом, а затем сотрудником миссии Л.К.Мартенса, он, после провала попыток установления дипломатических отношений между Советской Россией и США, вернулся на родину. Его искреннее желание служить новой власти не было оценено - уже в 1922 году последовал первый арест. В 1937 году на следствии Б.Л.Тагеев признался в работе на разведки Японии и Англии и 4 января 1938 года был расстрелян. Посмертно реабилитировали его в 1975 году.
Славная гибель крейсера I ранга "Рюрик" в бою Владивостокской эскадры с эскадрой вице-адмирала Камимуры 1 августа 1904 года в Корейском проливе, безусловно составит одну из красивейших страниц истории минувшей войны.
Беззаветная храбрость и верность своему долгу офицеров и команды крейсера, хладнокровие их по отношению к тому критическому положению, в котором очутился Рюрик, лишенный возможности управляться, с уничтоженной артиллерией и огромной потерей в людях, твердое и бесповоротное решение погибнуть, но не сдаться, заслуженно возводят экипаж этого славного корабля в степень героев Земли Русской.
Вот почему нашему обществу должны быть особенно интересны подробные и достоверные сведения о действиях этого доблестного экипажа, представляющие не сухой текст официального рапорта, а живые рассказы очевидцев, участников жаркого боя 1 августа, оставшихся в живых и спасенных из воды японскими крейсерами. Ни в одной русской и иностранной газете, ни в одном журнале еще не было напечатано подробностей боя и гибели Рюрика на основании показаний наших рюриковских героев. Все статьи об этом знаменательном бое, проскользнувшие в иностранной прессе и оттуда позаимствованные нашими газетами, и даже донесение адмирала К.П.Иессена носят объективный характер.
Да и в самом деле - откуда могли начальник Владивостокской эскадры и корреспонденты почерпнуть необходимые сведения о нем, когда все участники боя, кроме отца иеромонаха Алексия, очутились в плену у японцев, а вернувшиеся позднее в Россию доктор Солуха и шкипер Анисимов, занятые во время боя перевязкой раненых, конечно, не были в состоянии передать тех подробностей боя, которые не могли ускользнуть, ни в каком случае, от офицеров и матросов.
Донесение, посланное на Высочайшее имя, через иеромонаха отца Алексия, последним командиром погибшего "Рюрика", лейтенантом Константином Петровичем Ивановым 13-м, составленное им очень спешно и при весьма стесненной обстановке первых дней плена, а также в момент разобщенности его с некоторыми членами экипажа, имевшими очень важные показания для полноты донесения, не могло быть настолько подробным, чтобы заключать в себе все детали боя. И, как впоследствии говорил сам лейтенант Иванов, в него вкрались некоторые неточности, явившиеся следствием вышеприведенных причин.
И вот, когда меня судьба свела в плену в Японии с этими героями, когда мне долгое время пришлось прожить с ними в Мацуяме, я не упустил случая собрать со слов участников славного рюриковского боя ценный и в высшей степени интересный материал, переданный мне ими еще под живым впечатлением недавно разразившейся катастрофы.
Постепенное пополнение пробелов в рассказе того или другого, дебаты о правильности описания тем или другим из очевидцев моментов боя, выводы и замечания их, а также критическая оценка действий друг друга,- все это лишь способствовало мне округлить собираемый материал, который таким образом из простого описательного мало по малу начинал превращаться в исторический, и тем более ценный, что записывался в то время, когда у каждого перед глазами еще жива была страшная картина действительности, когда все мельчайшие подробности боя еще ясно хранились в памяти и не были задернуты туманом времени и новых впечатлений.
Вот почему я и считаю необходимым в настоящем труде своем предложить нашему обществу записанные мною рассказы со слов участников неравной борьбы славного "Рюрика" не в виде целого компилятивного очерка, а именно отдельными рассказами каждого из передававших мне свои впечатления. При этом я не могу не сделать следующей оговорки: так как при сообщении мне кем-либо из очевидцев подробностей боя всегда присутствовало и несколько лиц, пополнявших его рассказ, то, конечно, подобные дополнения включены мною в общий рассказ того или другого повествования, так как в противном случае произошло бы чрезмерное дробление описания всего боя, что, несомненно, затруднило бы чтение.

Здесь Вы можете оставить свой отзыв

Чтобы оставить отзыв на товар Вам необходимо войти или зарегистрироваться