9:00 — 19:00
Каталог

"Ангара": от свастики до Андреевского креста

Артикул: 00204388
В наличии
Автор: Горбачев С.
Издательство: Глория-Информ (все книги издательства)
Место издания: Севастополь
Год: 2007
Переплет: Мягкая обложка
Страниц: 64
200 v
-
+
С этим товаром покупают

Пять флагов за свою уникальную флотскую службу сменил корабль, называвшийся при Гитлере "Аviso Не1а" ("Бегущая волна" ). Во времена от И.В. Сталина до М.С. Горбачева на его борту было начертано другое имя - "Ангара".
При Б.Н. Ельцине военный корабль стал плавказармой, "приросшей" к пирсу. Какая надпись будет красоваться на его борту на седьмом десятке долгой корабельной жизни? Похоже, новое имя уже придумано.

О страницах биографии "Ангары", событиях, происходивших на её борту, рассказывается в этой небольшой по объему книжке. Её авторы - член Союза писателей России капитан 1 ранга Сергей Горбачев и прослуживший на "Ангаре" несколько лет капитан 1 ранга в отставке Михаил Макареев - при подготовке рукописи использовали как личные впечатления, так и различного рода материалы, а также публикации. Фото - из личных архивов авторов и периодической печати. Некоторые материалы предоставлены последним капитаном "Ангары" капитаном 1 ранга в отставке Виктором Клименко.

Введение

В теперь уже весьма отдаленном январе 83-го, почти четверть века назад, морские пути-дороги свели меня с "яхтой командующего флотом" ~ белоснежной "Ангарой". Тогда, в период чуть затухшей так называемой "Пятой арабо-израильской войны", довелось добираться в Севастополь из всем известной 52-й точки якорной стоянки кораблей нашей Средиземноморской эскадры, находящейся у африканских берегов на границе Египта и Ливии в заливе Эс-Саллум.

ВНАЧАЛЕ с одним из проявивших "политическую незрелость" мичманов с моего родного СКР "Разительный" мы попали на челночивший от корабля к кораблю черноморский танкер "Сура". А потом, спустя несколько дней, оказались на "Ангаре", вышедшей из ремонта, впервые проходившего в Греции.

Почти две недели, проведенные на ее борту по пути в Севастополь, оставили в душе сложные чувства, а многие детали того похода-путешествия уже стёрлись из памяти. Почему "путешествия"? Потому что на корабле мы были фактически пассажирами. Впрочем, такой же статус имели практически все "прикомандированные". В Союз возвращались "злоупотреблявшие" всю дорогу "шилом" и элитными заграничными напитками "приблатненные" отпускники-мичмана из штаба эскадры, какие-то проверяющие из Москвы, два преподавателя из Киевского политучилища, обобщавшие опыт службы своих выпускников-политработников, и даже жена высокопоставленного дипломата из нашего посольства в Греции.

В основном в течение этих недель корабль торчал в каких-то точках, чего-то ожидая. Благо погода была не по-зимнему "благостной" - обычно в этот период в Эгейском покачивает. Времени, как говорится, был вагон и маленькая тележка, а девать его было некуда. Телевизор в те годы на боевой службе на всех кораблях из кают-компаний изымался, а библиотеку перед заграничным ремонтом с корабля убрали, оставив в базе. Так что "свободных" книг не было, читатели буквально записывались в очередь за теми, которые остались перед выходом в море в каютах офицеров и мичманов. Минусом было и то, что кормили "пассажиров" отвратительно и потому, наверное, отдельно от "корабельных". Какие там нормы снабжения! Невольно вспомнилась картина из "Судьбы человека", когда в лагере для военнопленных делили хлеб и сало, принесенные в барак Андреем Соколовым, - ежедневная сухая "ангарская" перловка была украшена тремя мясными нитками говяжьей тушёнки. "Злые языки" судачили: "излишки" провианта остались в Греции. Зато у "корабельных" можно было поглазеть на диковинные "колониальные товары" - рулоны модной в те времена "мокрой" ткани, какие-то шторы "с люриксами", ковровое покрытие и прочее барахло, которое меня, холостяка, абсолютно не интересовало. Правда, интерес вызывали рассказы о том, как в Греции живут. Удивляло и то, что питьевую воду там продают в пластиковых бутылках (каждый матрос на "Ангаре" таковую имел, где-то её наполнял - с нормальной пресной водой на корабле тоже было почему-то "напряженно"), а также тот факт, что греки свободно могли заявлять о своих политических пристрастиях - были там коммунисты, не скрывали своих взглядов фашисты...

Поводом для моего досрочного возвращения (за месяц до окончания семимесячного похода) стали скорбные семейные обстоятельства, в которые никак не хотелось верить. Потому времяпрепровождение сводилось ко сну или рассматриванию трещин на подволоке в каюте, чтению основательно зачитанных номеров "Роман-газеты" и хождению по тиковой верхней палубе - уже тогда личной потребностью стала "эскадренная привычка" "нарезать" круги вокруг корабельных надстроек по три раза в день. Волей-неволей грустные мысли отлетали куда-то в сторону: может, всё-таки в переданной из Севастополя телеграмме было что-то напутано?

ВПРОЧЕМ, вскоре стал проявляться интерес к самому кораблю. Толком о нём никто ничего не рассказывал - всё какие-то полумифы-полуслухи, которые, однако, передавались из уст в уста, от одного поколения к другому. Якобы прежде эта белоснежная яхта, доставшаяся нам от немцев после войны по репарациям, принадлежала то ли Герингу, то ли самому Гитлеру. Что на ее борту якобы бывали Сталин, Хрущев и Брежнев, а также множество иных именитых особ. В подтверждение того факта, что "Ангара" являлась по "национальности" немкой, моряки приводили неоспоримые доказательства: когда в Греции в ходе ремонта сдирали обшивку в каютах и других помещениях, то на железе переборок в разных местах видели какие-то надписи на немецком, очевидно, начертанные при постройке корабля чьей-то пролетарской или инженерской рукой. Рассказывали о том, что в каких-то шхерах даже находили обрывки немецких газет, которые сразу же изымал корабельный особист.

Тогда, в начале 80-х, экскурсы в историю "Ангары" этим и ограничивались, как тогда казалось, не имея никаких перспектив на продолжение. Однако спустя годы, в постперестроечное время, об истории "Ангары" уже не только открыто говорили, но даже что-то публиковали. Хотя, откровенно говоря, и в этой "правде" всякого рода домыслов и легенд хватало. Многие из них сегодня уже выдаются за "исторические факты". Такие, например, как посещение "Ангары" И.В. Сталиным. Причём существует несколько вариантов "чудес", происходивших тогда на борту корабля.

Якобы какой-то чекист, полковник, рассказывал: однажды было дано указание подобрать нового командира корабля. Чем не угодил прежний, вроде не знал даже чекист. Знал только, что на "Ангару" должен был приехать Сталин. И к этому визиту на пост командира надо было поставить более надежного, политически подкованного человека. Такого, конечно, нашли. Дали ему портрет "отца народов" и заставили весь день репетировать перед фото приветственную речь. А когда уже в Ялте на трап "Ангары" действительно поднялся вождь, не помогли и репетиции: офицер успел только произнести "Товарищ Сталин..." и потерял прямо на палубе сознание. Конечно, вскоре ему пришлось распрощаться с новой должностью.

Был ещё "случай". Якобы "мало кто знает", что на "Ангаре" Сталин даже ночевал. Именно тогда случилось, как говорят на флоте, неприятное явление (визит-эффект) - в его апартаментах прорвало... трубу отопления. Каюта стала заливаться водой и даже, по "некоторым неофициальным источникам", поплыли сапоги Иосифа Виссарионовича. Проснувшись в клубах пара от горячей шумевшей воды, Сталин вызвал "адъютанта", тот, соответственно, командира "Ангары". Течь устранили, а командиру БЧ-5 влетело так, что не дай бог вспомнить.

Звучат эти "исторические события" красиво, но это - чисто флотские байки. Впрочем, даже не флотские. Их сочиняли околофлотские "историки", не удосужившиеся даже свериться с датами жизни и деятельности Вождя всех времён и народов и вехами корабельной биографии. Сталин никогда на "Ангаре" не бывал, хотя флот любил, уделял ему постоянное внимание и в разные годы ступал на палубу, в том числе черноморских кораблей (например, посещал в 1929 г. крейсер "Червона Украина", а в 1947-м - крейсер "Молотов"). К тому же несомненно: возможное посещение корабля Верховным до самого момента его прибытия держалось бы в строжайшем секрете, в т. ч. от командира. А о предварительном "спецподборе" и говорить нечего. ...Впрочем, как и о том, что корабль - не многоэтажный дом с горячими батареями, а всякого рода аварийные ситуации не требуют личного вмешательства командира, затыкающего дырки в трубах собственными руками, да ещё с помощью "адъютанта" генералиссимуса.

Впоследствии при разных обстоятельствах мне неоднократно доводилось бывать на "Ангаре", на борт которой, кстати говоря, не так-то просто было попасть. В основном приходилось сопровождать гостей, приезжавших на флот. А когда корабль управления стал плавказармой с гражданским экипажем, которым руководил Виктор Сергеевич Клименко, прикоснуться к "экзотике" уже получили возможность друзья и знакомые, оказывавшиеся в Севастополе. Потом "лавочку" прикрыли - "Ангару" из состава флота исключили, стали искать для неё состоятельного покупателя. Процесс этот затянулся, "покрылся мраком", при этом и на страницы биографии корабля по-прежнему не был пролит свет. Даже несмотря на нынешние информационные "открытость" и "прозрачность".

За последние годы в обобщённом виде о корабле управления "Ангара" никто ничего так и не сказал. За исключением, опять же, полубаек. Хотя, без всякого сомнения, этот корабль достоин памяти. Как достойны доброго слова люди, которые служили на "яхте командующего".

Решение обобщить некоторые из имеющихся материалов пришло давно, но в течение ряда лет оно "вызревало". Причин этого несколько.

Например, капитан 2 ранга запаса Александр Гей, "агитировавший" меня подготовить расширенную публикацию, после прихода в редакцию флотской газеты на троллейбусной остановке просто-напросто забыл папку с уникальнейшими фотографиями и документами (его отец служил в "органах"). Надеялся, что её вернут, но - тщетно. Вскоре и сам Александр Николаевич скоропостижно скончался...

Были и другие причины "затягивания процесса". В том числе и банальная - отсутствие денег на типографские расходы. Были и административные препоны. К примеру, уже, что называется, "в полосе" очередного номера "Флага Родины" стояла большая статья, подготовленная в 2000 году к 60-летию корабля. Однако в приказном порядке её с публикации сняли - поступило указание с "самого верха". Флотского. В конечном счёте сдвинул дело с мёртвой точки капитан 1 ранга в отставке Михаил Васильевич Макареев - человек энергичный и трудолюбивый, настоящий подвижник, проявляющий свои прекрасные качества на ниве флотской истории. Отдав флоту тридцать пять "календарей", сегодня он заведует библиотекой Музея Черноморского флота. В начале 70-х Михаил Васильевич служил на "Ангаре" заместителем командира по политической части, так что интерес к выходу книжки у него самый непосредственный. Он и стал соавтором этого издания. Благодаря ему была найдена часть средств на полиграфию. К слову, спонсор книжки на тот момент пожелал остаться неизвестным, хотя было понятно: у него есть определённый интерес к этому делу. Спасибо этому человеку. А вскоре стало известно: у "Ангары" появился хозяин...

Наверное, стоит подчеркнуть: к этому труду мы с Михаилом Васильевичем относимся довольно критично и рассматриваем его как свой первый опыт в обобщении и обнародовании материалов по истории уникального исторического корабля. Надеемся, что эта работа найдёт своё продолжение. Такая уверенность есть.

Купили ""Ангара": от свастики до Андреевского креста"? Поделитесь отзывами с другими покупателями.

Подтверждаю согласие на сбор и обработку персональных данных. Узнать больше
Отправить
Оставьте Ваш телефон, и мы Вам перезвоним.


Позвоните мне